HotLog Купить шторы http://www.magia-shtor.dp.ua/. . Мотобуксировщик прогресс кострома, цены на мотобуксировщики кострома motokostroma.ru.
 
Главная >> Статьи

Отстоять честь и достоинство лесного бизнеса

          Визит замруководителя федерального агентства лесного хозяйства Александра Панфилова в Хабаровский край по проблемам сертификации лесной продукции сопутствовал более глубокому пониманию сложных задач, которые стоят перед лесным комплексом регионов Дальнего Востока.

     Поводом для визита послужило письмо международного попечительского Совета в сфере сертификации. Обращение могло показаться не актуальным, но негативная реакция на него со стороны руководителей лесной отрасли не осталась без внимания. Проблема имеет масштабный характер и затрагивает честь и достоинство лесного бизнеса - подчеркнул на совещании в департаменте лесного хозяйства по ДФО Александр Панфилов.

     Озвученная статистика свидетельствует о важности сертификации, так как стоимость сертифицированной экспортной продукции увеличивается сразу на 20 процентов. Хабаровский край по объемам заготовок в ДФО занимает первое место. В бизнесе задействовано 143 предприятия, значительная часть которых создает перерабатывающие мощности и реализует инвестиционные проекты. Сертификация необходима и по другой причине: по объемам сырья, которое достигает 25 процентов мировых запасов, страна занимает лидирующие позиции, а по объемам продукции переработки - один процент экспорта. Чтобы занять достойное место на рынке, нужно доказать легальность происхождения древесины и получить сертификат на условиях международного национального стандарта. Россия вошла в состав  Совета и подписала европейскую конвенцию, но с репутацией страны нелегальных рубок и игнорирования природоохранного законодательства, отсюда завышенные требования к сертификации продукции.

     Тем не менее, как отметил председатель комитета лесной промышленности МПР Хабаровского края Вячеслав Ковалев, собственником лесного фонда является государство, потому вмешательство в государственное управление со стороны международных организаций недопустимо, тем более что баланс интересов бизнеса и экологов теперь смещается в сторону экологических структур. Ограничения в части вывода части лесного фонда из коммерческого оборота компаний нарушает стратегию Хабаровского края на переработку древесины. Речь о 17,8 миллионах гектар сырьевой базы, без которой наращивание перерабатывающих мощностей невозможно. Изменение режима лесопользования - функция органов власти, а не попечительского Совета. В наш адрес звучат требования создания защитных лесов и особо охраняемых территорий в целях сохранения биоразнообразия, но для этого компаниям необходимо вывести из оборота не до 10, а до 50 процентов арендуемых участков и сознательно пойти на ухудшение своих экономических показателей. Вывод: необходимо развивать свою собственную систему сертификации.

     По мнению представителя попечительского Совета Андрея Птичникова, организация, в составе которой 80 стран, не занимается самодеятельностью, а вырабатывает общие подходы к национальному стандарту с 2000 года.  Тогда лесной комплекс не так остро нуждался в сертификации, так как экспортировал только сырье. В 2008 году, когда была принята первая редакция национального стандарта, дальневосточники в разработке схемы сертификации не участвовали, хотя Россия присоединилась к конвенции еще в 1995 году и взяла на себя обязательство к 2020 году зарегистрировать 17 процентов лесфонда со статусом особо охраняемых территорий. Сертификация – проверка страны на цивилизованность и соответствие законодательства международным нормам. В случае неготовности к реформам в лесном комплексе процесс сертификации должен быть приостановлен. Что касается баланса интересов, то в России он всегда был смещен в сторону добычи ресурсов.

     Директор института экологии и устойчивого природопользования Дмитрий Ефремов не согласен с позицией Совета, но и не против сертификации.  Настораживает то, что международная организация использует метод шантажа, предъявляя бизнесу завышенные требования, не соответствующие ни логике, ни реалиям посткризисного времени. Национальный стандарт базируется на принципах частной собственности на лес и соответствует европейскому праву, потому Совет не воспринимает критику и встал на непримиримую позицию. Предъявлять претензии следует не арендаторам, а государственным структурам. Речь идет о сертификации системы управления, так как в международных правовых актах присутствует понятие многоцелевое использование лесов, а в России лесной фонд используется  только на правах аренды.

     Насколько востребована лесная сертификация? В торговле с Японией она почти не ощущается. Подписанное с японскими импортерами соглашение узаконило самосертификацию российской продукции. Около 80 процентов экспорта леса в Китай не требует сертификации. Там органы власти заинтересованы в сертификатах только в случае переработки российской древесины для реэкспорта в страны Европы. По мнению специалистов, вопрос не будет актуален лет пять, потому проблемы сертификации отданы на откуп бизнесу. Но почему аудит в лесной отрасли Европы производится по 50 показателям, а в России - по 236 индикаторам? Ведь чем сложнее контроль, тем он дороже, а значит, ниже конкурентоспособность продукции – задается вопросом председатель совета АНО "Центр лесной сертификации" Андрей Захаренков. Затраты на сертификацию в России оцениваются в 12 миллиардов рублей, а длительность процесса занимает до шести месяцев, что наносит серьезный ущерб лесопромышленникам.

     В России продолжаются не контролируемые процессы, которых нет в других странах - заявляет руководитель лесной программы Амурского филиала фонда дикой природы Денис Смирнов. Коммерческие рубки маскируются под рубки ухода. Уровень незаконной добычи древесины не контролируется. Происхождение продукции можно отследить только после переработки сырья. Допускаются рубки в природоохранных зонах, в результате расчетная лесосека, например в Хабаровском крае снизилась почти в два раза. Через пять лет, таких ценных пород древесины, как ясень и дуб мы уже не увидим. Реформа законодательства и выделение особо охраняемых территорий не политический процесс, а элемент природоохранной национальной политики. Мы ощущаем желание арендаторов сертифицироваться без затрат, но в условиях российской действительности сделать это невозможно.

     Поставлена под сомнение легитимность Лесного кодекса РФ - отметил гендиректор ЗАО "Шелеховский КЛПХ" Сергей Кожанов. Вывести из оборота арендуемые площади, значит обречь их на вымирание, так как защищать участки от пожаров будет некому. Мы забываем и об интересах коренных жителей лесных поселений, ведь большинство компаний являются градообразующими и участвуют в социальном развитии сельских территорий. Отсутствие сертификата не говорит о том, что компания мошенник. Не доказано нарушение закона - имеет право сертифицироваться. Когда мы инвестировали в бизнес, нам никто не говорил о дополнительных условиях аренды лесного фонда. Теперь требуют, выведите из оборота половину площадей, но платежи за аренду осуществляйте в прежнем размере. Такой подход ухудшает инвестиционный климат и ставит под угрозу выполнение взятых бизнесом на себя обязательств.

     Как подчеркнул министр природных ресурсов Хабаровского края Василий Шихалев, дополнительные затраты на сертификацию делают лесной бизнес неконкурентоспособным, однако мы не против сертификации и считаем такой процесс полезным. Хотелось, чтобы мнение специалистов дальневосточников было услышано, так как 90 процентов лесной продукции продается на экспорт. Компании оформили аренду на условиях государства, и требования, предъявляемые к процессу сертификации, должны быть направлены в адрес государства. С попечительским Советом нужно искать компромисс. Подмена одних процессов другими ни к чему хорошему не приводит, и если сертификация вызывает отторжение, то этот процесс лучше направить в более конструктивное русло - соблюдать баланс экологических, экономических и социальных интересов, а так же продолжать гармонизацию требований лесной сертификации и отечественной нормативно-правовой базы.

     Андрей СМИРНОВ.